Лечим зубы? С удовольствием!

Опубликовано 11 Февраля 2013 Махмутходжаев А. С.
Лечим зубы? С удовольствием!

Похожие записи

Так не бывает, скажете вы. Бывает, утверждают стоматологи и… анестезиологи. А также тысячи пациентов, которые испытали на себе именно этот безопасный и психологически комфортный способ лечения. Речь идет о лечении зубов под общим наркозом (то есть во сне) или седацией (дословно переводится как «успокоение»).

Если даже обычный профилактический визит в стоматологическую клинику с целью осмотра вызывает у вас неконтролируемый страх, тревогу, дрожь в коленках и желание как можно скорее убежать, не успев даже переступить порог клиники, то эта статья именно для вас.

О страхах – в цифрах

По статистике примерно 25% пациентов стоматологических клиник испытывают страх перед посещением стоматолога и лечением зубов. При этом примерно 80% людей из этих 25% могут самостоятельно побороть страх. Да, они волнуются и боятся, но тем не менее могут высидеть в кресле и позволить врачу полечить зубы. Однако 10-15% людей испытываю настолько сильный страх, что годами «не доходят» до стоматолога, умудряясь находить любые отговорки и предлоги для «невозможности» сходить к врачу. И даже в день назначенного визита они внезапно заболевают, у них возникают неотложные дела и командировки.

К счастью, сегодня врачи с пониманием и сочувствием относятся к таким вполне естественным проблемам, как страх, тревога, повышенный рвотный рефлекс, которые мешают многим пациентам во время лечения или вовсе делают его невозможным. Больше того, на сегодняшний день доктора предлагают бороться с этим не с помощью «волевого усилия», а прибегнуть к современным методикам, которые позволяют не только выполнить все необходимые, даже очень сложные манипуляции, но и в дальнейшем снизить, а то и навсегда избавить пациента от страха посещения стоматолога. Как показывает практика, если опыт лечения был удачным, то чаще всего человек возвращается к этому доктору снова и снова.

И заслуга эта принадлежит не только хорошему стоматологу, но и анестезиологу, задача которого – сделать все необходимое для создания максимального комфорта для пациента во время лечения.

Интервью с анестезиологом или все об общем наркозе

Разобраться в тонкостях лечения зубов «во сне» или под седацией и снять возникающие вопросы и опасения поможет заведующий анестезиологическим отделением, врач-анестезиолог клиники «Рудента» Махмутходжаев Аскар Саиткамилович.

В первую очередь хочется отметить, что общий наркоз во взрослой стоматологии используется крайне редко (он гораздо более «популярен» в детской стоматологии). Например, он бывает необходим для людей с какими-то сложными психическими заболеваниями, синдромом Дауна и т.д. В таких случаях основную трудность при лечении зубов представляет не столько страх, который испытывает пациент, сколько отсутствие или сложность в установлении контакта – то есть когда человек просто неспособен «сотрудничать» с лечащим врачом. В остальных случаях чаще всего используются один из видов седации – поверхностная или глубокая.

— Когда и кому нужна седация?

Если человек испытывает сильный страх или тревогу во время лечения зубов и не может справиться с их проявлениями самостоятельно.

Я использую свою собственную шкалу страха, которая может быть представлена либо в цифровом выражении, либо в цвете. Обычно пациент хоть и субъективно, но очень точно отражает степень выраженности своего страха в цифрах по шкале от 1 до 10. Если, по его ощущениям, страх находится на отметке 6-7 баллов и более, то есть смысл задуматься о седации. А вот дети чаще всего «окрашивают» свои страхи. Самый сильный страх обычно красного цвета.

При повышенном рвотном рефлексе

Что касается рвотного рефлекса, то зачастую он срабатывает «не по назначению», другими словами - имеет невротическую природу. То есть сначала появляются страх и тревога, а по мере их усиления нарастает тошнота.
Однако и истинный рвотный рефлекс, который возникает при касании или надавливании на определенные участки в ротовой полости, – довольно часто возникающая проблема.
В том и в другом случае успешно применяется седация.

Если есть непереносимость местных анестетиков (обезболивающих)

Иногда стоматологи сталкиваются с различными видами аллергических реакций на введение местных обезболивающих средств (согласно мировой статистике происходит это не так часто: в 1 случае на 100 000). Они могут иметь различные проявления – от крапивницы до так называемой анафилактической реакции. При выраженной аллергии мы применяем не седацию (она не снимает болевую чувствительность в нужной мере и требует дополнительного введения местных анестетиков во время лечения), а наркоз, задачей которого является в том числе и обезболивание.

Но все-таки в подавляющем большинстве случаев мы наблюдаем плохую переносимость подобных препаратов, которую, кстати, многие путают с аллергией. У пациента начинается сильное сердцебиение, выступает холодный пот, появляется чувство страха. Все эти клинические проявления связаны с попаданием анестетика в кровь, а они всегда попадают в большей или меньшей степени.

Но какими бы ни были причины, безусловно, все это вызывает сильный дискомфорт, усиливает уже имеющиеся тревоги и страхи, добавляет человеку опасений по поводу возникновения аллергической реакции и в ряде случаев бывает, в общем-то, небезопасным для пациента.

В таких ситуациях, а также при слабо выраженных аллергических реакциях, успешно проводится седация. Так как лечение проводится под контролем анестезиолога, препараты вводятся через вену и мы имеем возможность «мониторить» состояние пациента (об этом мы еще поговорим чуть позже), то мы можем по необходимости ввести лекарственные препараты, которые помогут скорректировать возникшие проблемы и снять все негативные реакции организма от введения местных обезболивающих.

В любом случае, чтобы понять, в чем именно нуждается каждый конкретный человек – в общем наркозе, глубокой или поверхностной седации, мы прежде всего собираем анамнез. То есть выясняем историю его болезни, виды и проявления аллергии, если такие раньше были, уточняем, нет ли каких-либо хронических заболеваний и т.п.

— Значит, без местного обезболивания при седации не обойтись?

Совершенно верно. Если общий наркоз решает три задачи: он обездвиживает, усыпляет (полностью отключая сознание) и, как я уже говорил, обезболивает, то и местная анестезия при нем не требуется. У седации же одна основная задача – убрать страх. Но обезболить она не может. Поэтому при болезненных манипуляциях, таких как, например, удаление зубов, требуется введение местных анестетиков.

Однако препараты, которые используются для седации, обладают минимальным анестезирующим эффектом, а также потенцируют (то есть усиливают) действие лекарств, которые применяются для местного обезболивания.

— Расскажите о преимуществах поверхностной седации?

Опираясь на свой довольно уже большой опыт, могу с уверенностью сказать, что они очевидны:

  • это комфортно для пациента: он остается в сознании, но при этом перестает испытывать страх, уходит рвотный рефлекс. Вместо этого наступает легкая эйфория, то есть лечение зубов происходит, в прямом смысле этого слова, с удовольствием;
  • во время длительных манипуляций пациент не устает. Попробуйте высидеть с открытым ртом 4-5, а то и 6 часов! А такое тоже бывает, например, когда человек приезжает к нам из другого города – тогда мы стараемся все необходимое лечение (насколько это возможно) провести за один прием. Кстати, и время, когда пациент находится под седацией, бежит гораздо быстрее
  • при внутривенном введении (что предпочтительно) эффект наступает моментально (через 30 секунд), а «пробуждение» происходит через 2 минуты после прекращения поступлении лекарства в кровь благодаря использованию так называемых ультракоротких препаратов;
  • после седации человек не испытывает слабости, вялости, не возникает чувства разбитости, «похмелья». Наоборот, восстановление происходит очень быстро, и пациент уходит из клиники в бодром, приподнятом настроении.

— Для чего применяется глубокая седация?

При определенных манипуляциях, которые вызывают существенный дискомфорт для человека, мы можем на какой-то промежуток времени отключить сознание, а потом снова «вернуть» пациента, и он будет продолжать находиться в спокойном состоянии и оставаться в контакте с врачом. Если даже такой «хитрый ход» не принес нужного успеха, мы можем на необходимый промежуток времени дать пациенту глубокую седацию, то есть, по сути, – дать ему уснуть, врач закончит необходимые манипуляции, после чего мы снова возвращаем его в сознание.

Наша статистика

Мы посчитали, что в нашей практике из всех обратившихся к нам взрослых пациентов с проблемами страха, тревоги или повышенного рвотного рефлеса 70-75% успешно проходят лечение под поверхностной седацией, в примерно 20% случаев мы применяем глубокую седацию, и только 5% людей нуждаются в общем наркозе.

— Насколько седация и общий наркоз (если он необходим) безопасны для пациента? Большинство людей боятся подобных «экспериментов» и стараются избежать наркоза любыми возможными способами…

Действительно, многие, кто приходят к нам в клинику, боятся не только самого лечения зубов, но и наркоза (или седации). Всевозможные мифы и заблуждения о том, насколько вредна общая анестезия, что наркоз сокращает жизнь и приобрели колоссальную популярность. Хотя оснований для этого нет абсолютно никаких.

Мы используем препараты последнего поколения: они нетоксичны, гипоаллергенны, то есть не вызывают аллергических реакций. Что очень важно, они не оказывают негативного влияния на организм не только непосредственно во время введения, ни также и в ближайшем и отдаленном будущем.

Кроме того, у тревожных пациентов на фоне страха зачастую повышается артериальное давление. Это не только доставляет значительный дискомфорт им самим, но также может заметно осложнить работу стоматолога: например, при повышенном давлении гораздо сложнее справиться с кровотечением. Седация же мягко снижает артериальное давление, что, разумеется, облегчает субъективное состояние пациента и позволяет врачу проводить все манипуляции в «штатном режиме».

Препараты вводятся внутривенно (через специальный аппарат – шприцевой насос, или перфузор), что позволяет строго их дозировать. Поэтому к побочным эффектам можно отнести только легкое жжение в сосудах в самом начале введения, которое быстро проходит. И это абсолютно безопасно!

Строжайший контроль основных жизненных параметров организма – артериального давления, работы сердца, температуры тела, насыщения крови кислородом, содержания углекислого газа и т.п. – осуществляется с помощью высокоточной немецкой аппаратуры. Эти аппараты настолько чувствительные, что моментально отражают малейшее отклонение и дают об этом знать врачу-анестезиологу с помощью звуковых сигналов тревоги различной тональности. Таким образом, понять, что происходит с человеком, где и что необходимо скорректировать, я могу по звуку, даже не глядя на монитор.

Как осуществляется дозирование препаратов? У всех людей очень разная потребность в дозировке препарата. Возможно, свою роль играет генетика, восприимчивость к тем или иным сильнодействующим веществам, психоэмоциональное состояние и т.п. Мы можем регулировать глубину седации в зависимости от потребностей пациента и стоматолога на любом этапе лечения. И в этом нам тоже помогает наша аппаратура. На аппарате выставляется «уровень тревоги», который определяется показателями артериального давления и частотой пульса, и при его превышении аппарат подает звуковой сигнал. Тогда я корректирую дозу.

И еще раз хочется подчеркнуть, что таких отдаленных результатов, как разрушительное влияние на внутренние органы, в том числе головной мозг, ухудшение памяти, снижение концентрации внимания, нет и быть не может. Разумеется, при условии строгого контроля за состоянием пациента и адекватного введения препаратов, которые мы, со своей стороны, гарантируем.

— А если что-то пойдет не так во время седации или наркоза, возникнут какие-то осложнения?

Во-первых, наша клиника лицензирована и имеет все необходимое оборудование для проведения реанимационных мероприятий – это дефибриллятор, аппарат искусственной вентиляции легких, все необходимые медикаменты. Вся эта аппаратура переносная, хранится она в специальной операционной, предназначенной для оказания неотложной помощи, и всегда готова к использованию. Но на моей практике не возникало в этом потребности. Пациент все время находится под моим наблюдением, а наши врачи-стоматологи имеют огромный опыт лечения зубов под наркозом.

Во-вторых, я всегда «страхую» своих пациентов. Во время наркоза и седации с помощью специальных «усиков», которые я надеваю на пациента, идет активное насыщение кислородом, который увеличивает так называемый безопасный период. Что это значит? Предположим, вдруг возникла непредвиденная ситуация (чаще всего такое бывает в случае, если пациент нарушил наши рекомендации не пить и не есть за определенное количество времени до седации), то «переизбыток» кислорода в организме пациента «подарит» мне дополнительное время для оказания необходимой помощи.

В-третьих, так как препараты поступают с помощью катетера в вену, у нас есть возможность при необходимости вводить дополнительные лекарственные средства (причем это уже включено в стоимость). Например, лекарства, улучшающие свертываемость крови (это зачастую требуется стоматологу), противорвотные (это иногда бывает нужно при повышенном рвотном рефлексе или после глубокой седации, длящейся более 6 часов, чтобы человека на обратном пути из клиники не укачивало в машине, если такая проблема вообще существует), антибиотики, анальгетики. То есть мы вводим препараты, которые имеют конкретную цель, и пациент в них действительно нуждается. Но также мы можем при необходимости в любой момент ввести и скоропомощные лекарства в случае возникновения экстренной ситуации.

— Как часто можно делать наркоз или седацию при многоэтапном лечении?

В общем-то, с точки зрения анестезиологии, строгих ограничений здесь не существует. Если есть какая-то срочность, то мы можем проводить наркоз или седацию хоть каждый день.

Скорее это вопрос к стоматологу: может потребоваться какое-то время на заживление раны, или лекарству необходимо «поработать» в канале зуба не день-два, а дольше, или зубной техник должен изготовить коронку и т.д. Тогда в любом случае придется подождать…

Но, хочу подчеркнуть, ни о каком «вреде» из-за частого применения наркоза или седации речи не идет!

— Если делать седацию часто, может ли возникнуть привыкание?

Нет, привыкание не возникает. Мы не используем наркотических препаратов, и удовольствие пациент получает не от наркотической эйфории (которой в данном случае не возникает), а за счет подавления страха.

— Есть ли какие-то особые требования к пациенту перед проведением общей анестезии или седации?

Да, разумеется, но их совсем немного и они легки в исполнении:

  • перед проведением общего наркоза и глубокой седации мы просим пациента пройти всего два обследования: сделать электрокардиограмму (ЭКГ) и сдать общий анализ крови. А вот перед поверхностной седацией этого не требуется. Также без предварительных обследований мы берем пациентов, требующих экстренного вмешательства (с острой болью);
  • чтобы во время и после седации не возникло таких осложнений, как тошнота и рвота, мы просим пациентов не есть за 6 часов и не пить за 4 часа до начала лечения;
  • после проведения наркоза и седации можно начинать принимать жидкость через час после пробуждения, а первый раз поесть – уже через 1,5 часа;
  • в этот день мы запрещаем пациентам садиться за руль. Попросите друзей или родственников забрать вас из клиники, или наши администраторы вызовут для вас такси. Только предупредите их заранее и скажите, к какому времени должна подъехать машина, чтобы уехать домой сразу, как закончится лечение. А сесть за руль сами вы сможете уже на следующий день. Но в день лечения – и это наше очень жесткое требование – этого делать ни в коем случае нельзя!
  • также в день седации или наркоза мы настоятельно рекомендуем не ходить на работу, если ваша работа требует повышенной концентрации внимания. Лучше отправиться домой и отдохнуть. В остальных случаях подобных ограничений нет, и вы сможете спокойно поехать на работу.

— Существуют ли какие-то противопоказания для проведения наркоза или седации?

Да, противопоказания есть. Мы не берем пациентов, которые требуют лечения и пристального наблюдения в условиях реанимации как минимум в течение суток после проведения наркоза или седации. Это больные в стадии декомпенсации (декомпенсация, от лат. de – приставка, обозначающая отсутствие, и compensatio – уравновешивание, возмещение, – нарушение нормального функционирования отдельного органа, системы органов или всего организма, наступающее вследствие исчерпания возможностей или нарушения работы приспособительных механизмов). Например, после перенесенных тяжелых инфарктов, при почечной недостаточности в терминальной стадии, циррозе печени, тяжелых органических поражениях головного мозга.

— Диагноз эпилепсия: как быть?

Существует заблуждение, что больным эпилепсией нельзя лечить зубы под общим наркозом или седацией. Наоборот, стресс от посещения стоматологической клиники (тот же страх, вид инструментов, работа бормашины и многое другое) могут вызвать очередной приступ во время лечения. Что тогда делать? Ведь это совсем небезопасно. А вот как раз введение препаратов, которые применяются для наркоза и седации, снижает риск наступления эпилептического припадка, так как все они являются антиконвульсантами (то есть снижают повышенную судорожную готовность).

— Какие возможны осложнения после седации или наркоза?

На моей практике у взрослых пациентов осложнений мы не наблюдали.

Одно из возможных осложнений – развитие так называемого синдрома ПОТР (постоперационной тошноты и рвоты). Однако если он и возникает, то исключительно из-за несоблюдения человеком наших требований по соблюдению режима питья и еды до и после седации.

Чтобы предотвратить какие-то негативные последствия, в день лечения мы находимся в контакте с нашими пациентами. Мы просим их позвонить в клинику, когда они доберутся до дома. Наши администраторы всегда звонят в течение и в конце рабочего дня, чтобы узнать о его самочувствии.

Если лечение проводилось вечером и клиника к тому моменту, когда человек доберется до дома, уже закрыта, то мы даем телефон лечащего врача и анестезиолога. И я сам всегда перезваниваю часа через два, чтобы убедиться, что все в порядке.

Мы постоянно работаем над тем, чтобы уменьшить любые (даже минимальные, на которые в принципе можно было бы и не обратить внимания) негативные проявления, связанные с введением препаратов. Такие как, например, пошатывание при ходьбе или легкое головокружение в первые 10-15 минут после окончания седации. Это возникает по причине не совсем привычной для организма в обычном состоянии работы сосудов. Но с помощью определенных препаратов возможно значительное снижение или полное устранение и этого неприятного для человека состояния.

Резюмируя, хотелось бы сказать, что мы постоянно работаем над любыми «мелочами» с тем, чтобы наши пациенты испытывали как можно меньше дискомфорта после посещения нашей клиники. Мы постоянно ищем то, чего не ищут другие. Другими словами, у нас идет постоянный апгрейд…

— Безусловно, очень важно, что у людей со страхами есть комфортный и безопасный выход – лечение зубов под седацией. Но получается, что такие пациенты в буквальном смысле «подсаживаются» именно на такое решение проблемы. Каждый раз, когда возникает необходимость полечить зуб, нужно проводить седацию…

А вот и нет! Я считаю очень большим достижением, что нам удается реабилитировать людей, страдающих от так называемой стоматофобии (страха перед лечением зубов): то есть нам удается «вылечить» страх и со временем снять наших пациентов с седации вовсе.

И заслуга в этом принадлежит именно поверхностной седации, которая позволяет добиться значительного снижения уровня тревоги и страха, а со временем и полностью от нее отказаться. Особенно это эффективно работает, если человек нуждается в многоэтапном лечении. Как это происходит? С каждым разом я снижаю уровень седации (то есть уменьшаю дозировку препарата). Человек учится уже сознательно не бояться стоматолога. Уровень адаптации значительно повышается. Через несколько посещений при малых манипуляциях – например, по лечению кариеса – мы предлагаем пациентам переходить на «самостоятельное» лечение, то есть без поддержки седатирующих препаратов. И это работает!

Пожалуй, единственной проблемой пока остается рвотный рефлекс, при сильной выраженности которого мы не можем уйти от седации. Как показывает практика, специальные спреи совершенно неэффективны. Но и над этим мы сейчас работаем. Очень хочется верить, что удастся найти решение и этого вопроса.

— А еще в вашей клинике есть такое понятие, как «методика комфорта». Расскажите об этом поподробнее.

В свое время мы начинали работать с детьми, поэтому у нас накоплен довольно большой опыт – мы научились с ними дружить и играть, мы дарим им подарки и т.п.

Мы изо всех сил стараемся, чтобы люди, приходя к нам, испытывали максимальный комфорт, чувствовали себя, в прямом смысле слова, как дома. Для этого, например, наши посетители скоро будут иметь возможность сидеть в кресле не в уличной обуви и бахилах, а в… тапочках. Мы думаем над тем, чтобы выдавать пациентам удобную одежду (пижаму), потому что офисная одежда или узкие джинсы не дают возможности полностью расслабиться.

Чтобы нашим пациентам не приходилось заходить в магазин купить воды по дороге домой, особенно если предстоит долгий путь, мы выдаем им бутылочку воды с собой.

Одним словом, со своей стороны, мы делаем все, чтобы наши пациенты получали от лечения зубов… удовольствие!

— Большое Вам спасибо за столь развернутые ответы.

В завершение разговора хочется добавить, что сегодня врачи с пониманием и сочувствием относятся к таким вполне естественным проблемам, как страх, тревога, повышенный рвотный рефлекс, которые мешают многим пациентам во время лечения или вовсе делают его невозможным. Больше того, на сегодняшний день доктора предлагают бороться с этим не с помощью «волевого усилия», а прибегнуть к современным методикам, которые позволяют не только выполнить все необходимые, даже очень сложные манипуляции, но и в дальнейшем снизить, а то и навсегда избавить пациента от страха посещения стоматолога. Как показывает практика, если опыт лечения был удачным, то чаще всего человек возвращается к этому доктору снова и снова. И заслуга эта принадлежит не только хорошему стоматологу, но и анестезиологу, задача которого – сделать все необходимое для создания максимального комфорта для пациента во время лечения.

И заслуга эта принадлежит не только хорошему стоматологу, но и анестезиологу, задача которого – сделать все необходимое для создания максимального комфорта для пациента во время лечения.

P.S. Кстати! Знаете ли вы, что…

Именно стоматологи – «отцы» анестезиологов.

В 1844 стоматолог Хорас Уэллс применил ингаляцию закисью азота при удалении зубов. А первая демонстрация использования общей анестезии (наркоза) состоялась в Больнице общего профиля штата Массачусетс (г. Бостон, США) 16 октября (сейчас это Всемирный день анестезиологов) 1846 года американским врачом-стоматологом Томасом Мортоном при удалении надчелюстной опухоли.

В царской России еще в 1847 году были проведены первые операции под наркозом. Однако при советском режиме это «барское излишество» было упразднено на долгие годы…



Остались вопросы? Запишитесь на прием!



Понравилась запись? Поделись с друзьями!


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений